Інститут Україніки

Головне меню

Карта проїзду

 

ВЕРНОСТЬ ДОЛГУ
О Герое Социалистического Труда
генерал-полковнике
Федоре Петровиче Тонких

«Каждый должен сам ковать свою судьбу, и готовить себя к этому надо смолоду». Эту мысль, облеченную в разные формы, любил внушать слушателям начальник Военной академии имени Дзержинского генерал-полковник Ф. П. Тонких. Настойчивость и убежденность, сквозившие в его сло­вах, не оставляли сомнений в том, что правильность и мудрость советов проверена  многократно  личной  судьбой.

Федор  Петрович  Тонких —  Герой  Социалистического Труда, лауреат Государственной премии, доктор военных наук,  профессор, один из видных специалистов  страны  в  области создания   и   применения   стратегического   ракетно-ядерного оружия. В детстве и даже в юности о карьере военного он не думал. В юношеские годы, когда, стремясь помочь семье, работал учителем в деревенской школе, у него зародилась тяга к знаниям, а вместе с ней мечта о дальнейшей учебе. Эта мечта привела его в сельхозинститут. А когда промелькнули студенческие годы и новенький диплом об окончании вуза лежал у него в кармане,  прозвучал  призыв: «Молодежь — в артиллерию». С той же обстоятельностью, с какой студент Ф. Тонких готовился трудиться на земле, он готовится стать курсантом Артиллерийской школы имени Красина, затем постигает непростую науку служить  этой  земле   в  рядах   вооруженных   защитников.   Учился жадно, старательно, упорно, знания усваивал прочно. Много внимания уделял спорту, хорошо понимая, что это не раз пригодится в будущей службе.

В 1936 году лейтенант Тонких, перворазрядник по борьбе и боксу, стал командиром взвода управления 2-го артиллерийского полка в Московском военном округе. Два года беспокойной, тревожной, но интересной работы в первичной командирской должности заставили поверить в себя, увидеть перспективу военной службы. В 1938 году, успешно сдав вступительные экзамены, молодой командир становится слушателем командного факультета Артиллерийской академии имени Дзержинского. Теоретические курсы и практические занятия в аудиториях, богатая практика учебы в полигонных условиях — все это не оставляло времени для раскачек и отдыха. Но бывшего деревенского парня, ставшего командиром-артиллеристом, выручали трудовая сельская закалка, трудолюбие, добросовестность и упорство, крепкая воля. Все это было взято от земли, вынесено из крестьянского детства. Его захватывали лекции профессоров П. А. Гельвиха и В. Г. Дьяконова, А. А. Благонравова и Г. Н. Блинова. Блестящие импровизации из области истории военного искусства и тактики артиллерии, которыми изобиловали занятия генерала В. М. Четкова, никого из слушателей не оставляли равнодушным. Особый интерес вызывали те педагоги, которые формировали профессиональные качества командиров-артиллеристов, излагали вопросы использования возможностей артиллерии применительно к положениям теории глубокой наступа­тельной операции. В этом отношении признанными специалистами в Вооруженных Силах заслуженно считались работавшие в академии А. И. Седякин, В. Д. Грендаль, В. А. Микеладзе, Л. А. Говоров и другие. Впоследствии, вспоминая годы учебы в академии на встрече выпускников 1941 года, Федор Петрович с полным основанием констатировал, что лучшие представители научно-педагогических школ старейшего вуза формировали профессиональные качества слушателей последнего предвоенного выпуска.

Правительственное сообщение о вероломном нападении фашистской Германии на нашу страну, переданное по радио 22 июня, профессорско-преподавательским составом и слушателями академии было воспринято как сигнал боевой тревоги. В тот же день весь личный состав собрался на митинг во дворе академии. Ярким проявлением высокого патриотического подъема преподавателей и слушателей явилось массовое поступление от них рапортов с просьбой о немедленной отправке на фронт.

Старший лейтенант Тонких получил назначение на должность начальника штаба дивизиона в артполк 111-й стрелковой дивизии. Завершив формирование в Вологде, дивизия вскоре была отправлена на фронт, а 16 января 1942 года в ожесточенных боях под Малой Вишерой, где артполк понес большие потери, Федор Петрович был ранен. И хотя ранение было довольно серьезным, он отказался от эвакуации, не покинул боевого строя однополчан. За стойкость и мужество, проявленные в боях, 111-я дивизия получила почетное наименование 24-й гвардейской. А вскоре, как часто бывало на фронте, неожиданно закончилась военная молодость гв. старшего лейтенанта Тонких — он был назначен командиром 50-го гв. артполка.

В боях командиры мужают рано, и этому активно способствовали проведенные в академии годы напряженной учебы. Вскоре имя нового командира полка, как мастера артиллерийского огня, стало известно в каждом из стрелковых батальонов дивизии. Командир дивизии П. К. Кошевой (впоследствии Маршал Советского Союза) по этому поводу писал: «Запомнились мне действия отважных артиллеристов 50-го гв. артполка. Полком командовал энергичный, волевой и высококвалифицированный офицер — гв. капитан Ф. П. Тонких. С начала боев он зарекомендовал себя отличным организатором, большим специалистом артиллерийского дела. Вскоре мы убедились, что, доверив ему полк, не ошиблись. Это был растущий офицер, способный, вдумчивый руководитель. Там, где был Тонких, не приходилось особо контролировать исполнение, все выполнялось тщательно, точно, своевременно и умело».

Война проверяла не только профессиональные знания и навыки. Она нередко испытывала и другие качества: волю, мужество, выносливость и просто физическую силу. В этом отношении характерен редкий даже в условиях войны эпизод, когда командир полка Ф. Тонких лично обезоружил и взял в плен двух фашистских солдат. За «языков», давших ценные показания, командир артполка получил свою первую и самую дорогую для него награду — медаль «За отвагу».

Ранним августовским утром 1942 года дружные залпы артиллерии возвестили о начале Синявской операции. Об этих боях командир 24-й гв. дивизии писал: «...особенно хорошо вели огонь воины 50-го гв. артполка Ф. П. Тонких. Полковые наблюдатели находились вместе с командирами стрелковых батальонов и точной корректировкой обеспечивали высшую действенность огня. С передового НП дивизии было видно, как рушились дзоты противника на переднем крае ... За первые два дня успешного наступления огнем 50-го гв. артполка были уничтожены три минометные батареи, десять пулеметных гнезд, подавлены меткими залпами две пушечные батареи».

В разгар ожесточенных боев под Сталинградом 24-я гв. дивизия была переброшена в Тамбовскую область, доукомплектована и в составе 2-й гв. армии Р. Я. Малиновского спешно выдвигалась навстречу наносившей контрудар танковой группировке Манштейна. В сильный мороз и метель воины-гвардейцы форсированным маршем шли навстречу врагу. Дивизионы 50-го гв. артполка на марше придавались стрелковым частям на случай внезапного встречного боя. Люди с техникой выбивались из сил, проходя более 60 км в сутки. На четвертые сутки артиллеристы вместе с передовым отрядом дивизии вышли на рубежи р. Мышкова, где заняли огневые позиции в боевых порядках пехоты. Жаркие бои на этом рубеже стали широко известны в нашей стране по роману Ю. Бондарева «Горячий снег».

Отразив контрудар группировки Манштейна, наши части преследовали отходящего с боями противника. Во время выдвижения колонну стрелкового и 50-го артиллерийского полков с флангов атаковали до полутора тысяч пехоты и около 80 танков противника. Тренированные расчеты артиллеристов по команде майора Тонких в считанные минуты дружно развернули орудия на прямую наводку. Отражая одну за другой вражеские атаки, наши бойцы стояли насмерть. Мужество гвардейцев было неиссякаемым. Но силы их быстро таяли. В момент наивысшего накала ожесточенного встречного боя, когда поредевшие расчеты орудий уже не успевали вести огонь, казалось, что прорыв вражеских танков через наши боевые порядки предрешен. Увидев это, к прицелу умолкнувшей 76-мм пушки стремительно бросился командир полка. Секунды ушли на заряжание орудия. Сноровисто и точно работая механизмами наводки, он в течение нескольких минут один за другим подбил два вражеских танка. Увидев буквально виртуозную работу своего командира, заменившего собой целый расчет, артиллеристы приободрились, стали действовать увереннее. От их метких выстрелов запылали еще несколько вражеских машин. Остальные стали откатываться назад. Попытки противника разгромить наши части захлебнулись, натолкнувшись на непреодолимую силу сопротивления гвардейцев. За этот бой Ф. П. Тонких был удостоен ордена Красного Знамени.

В наступательных боях под городом Батайском Федор Петрович был снова ранен — на этот раз тяжело. После госпиталя пришлось долечиваться, одновременно работая в Управлении боевой подготовки Главного управления командующего артиллерией.

С июня 1944 года гвардии подполковник Ф. П. Тонких снова в действующей армии. Вначале он командовал 52-м гв. артполком, но вскоре вступил в должность командующего артиллерией 83-й гв. стрелковой дивизии. При форсировании р. Неман под интенсивным вражеским огнем был контужен, но вопреки настояниям врачей в госпиталь лечь отказался. Дивизия выходила на подступы к государственной границе, за которой лежала Восточная Пруссия. Предстояло громить врага в его логове, и от этой заветной для каждого фронтовика мечты Федор Петрович не мог отказаться. При штурме Кенигсберга, несмотря на последствия серьезной контузии, он умело и четко руководил огнем всей артиллерии дивизии. Находясь в боевых порядках пехоты, опытный артиллерист быстро и. грамотно оценивал обстановку, организовывал огневое взаимодействие с наступающими полками, пренебрегая опасностью для собственной жизни. Под его умелым руководством артиллерия дивизии мощными залпами грозного оружия срывала контратаки врага. За мужество, отвагу и высокое воинское мастерство, проявленные в боях за Кенигсберг и при уничтожении земландской группировки противника, Ф. П. Тонких был награжден вторым орденом Красного Знамени и орденом Александра Невского.

Отгремели бои на советско-германском фронте, отполыхали зарницы победного салюта, но война для гв. подполковника Тонких не окончилась. Пройдя специальную подготовку при Генеральном штабе, Федор Петрович в составе группы советников убыл на Дальний Восток, где был прикомандирован к штабу американских войск. Выполняя важную военно-дипломатическую миссию, он, по отзывам генерала армии С. П. Иванова, блестяще справлялся со своими обязанностями. Последним эпизодом его участия в событиях завершающего периода второй мировой войны явилось присутствие при подписании Японией акта о капитуляции на американском линкоре «Миссури».

В первые послевоенные годы полковник Тонких работал в научно-исследовательском учреждении, обобщая опыт боевого применения артиллерии. Научная работа давалась ему легко, но неодолимой оказалась тяга к живому делу, к многотрудным командирским обязанностям. С сентября 1949 года он стал командовать пушечной артиллерийской бригадой.

Одним из самых памятных событий этих лет оказалась встреча с маршалом артиллерии М. И. Неделиным, круто повернувшая судьбу артиллериста-фронтовика. Наблюдая за учениями артиллерийской дивизии РВГК, Митрофан Иванович обратил внимание на высокую организованность, слаженность в действиях одной из арт-бригад, которая отрабатывала сложные задачи стрельбы по морским целям. Чувствовалась не только твердая рука, энергия, но и высокое профессиональное мастерство ее командира. Вызванный для беседы с маршалом недавно назначенный командир артиллерийской бригады получил новое предложение — возглавить одну из первых бригад, вооруженных баллистическими ракетами дальнего действия. Открывалась новая страница служебной биографии и личной жизни. Она начиналась с осознания не только особого доверия Родины, но и особой ответственности, возложенной ею на командирские плечи.

Впервые огромную меру этой ответственности Федор Петрович почувствовал, когда ему было поручено возглавить первый испытательный пуск баллистической ракеты дальнего действия, снаряженной реальным ядерным зарядом.

По воспоминаниям, офицеры ракетной бригады быстро и по достоинству оценили своего нового командира. Строгий, но спокойный и выдержанный, требовательный, но заботливый, он к тому же оказался справедливым, внимательным, отзывчивым и участливым по отношению к офицерам, сержантам и рядовым. Ветеран-ракетчик полковник В. Е. Гавриленко, в те годы младший офицер, отмечая высокие душевные, нравственные качества своего командира, подчеркивал, что офицерская молодежь соединения старалась подражать ему и в отношении к службе, и в повседневной жизни.

Новую для него технику Федор Петрович изучил досконально. На это уходило ночное время, днем наваливались другие заботы по службе. Но, даже освоив глубоко вверенное ему оружие, он никогда не пренебрегал советами и рекомендациями подчиненных. В офицерской среде царила творческая атмосфера, рационализаторская мысль. Творческие идеи и предложения, рождавшиеся в бригаде, как правило, с удовлетворением принимались работниками КБ и промышленности, поскольку их реализация приводила к повышению надежности грозного оружия.

В один из слякотных, пасмурных дней октября 1955 года командир бригады, собрав офицерский состав, объявил поставленную высшим руководством задачу на проведение опытно-исследовательского учения по теме «Действия бригад особого назначения РВГК в наступательной операции в условиях применения противником атомного и химического оружия». Все насторожились. Предстоял длительный марш тяжелой и крупногабаритной боевой техники по осенним дорогам и перелескам Прикарпатской Украины. К тому же передвигаться предстояло только в ночное время. Многие из молодых офицеров заволновались, но командир, собранный, сосредоточенный, даже суровый внешне, неторопливо и спокойно разъяснив детали задачи, в заключение, сославшись на опыт фронтовиков, сказал, что он не сомневается в успехе, верит каждому офицеру. Его спокойствие и уверенность передались присутствовавшим, а через них и всему личному составу.

Стремительно пронеслись немногие дни, отведенные на подготовку к учению. И вот уже в быстром темпе темными ночами бригада прошла более 250 км и своими силами приступила к полному инженерному оборудованию боевых порядков, осуществила разгрузку эшелонов с ракетным топливом, организовав его подвоз в позиционный район. Одновременно были приняты меры по маскировке боевых порядков. Наступил самый ответственный момент — подготовка к проведению в полевых условиях непрерывных учебно-боевых пусков ракет в течение 3 суток. Отрабатывалась проверка боевой производительности бригады.

Учением руководил заместитель министра обороны маршал артиллерии М. И. Неделин. Поначалу подготовка к пускам осуществлялась в плановом режиме, но в самый разгар учений одна из ракет не вышла на пусковой режим. Что будет дальше? Авторитет командира и престиж

личного состава, долг, честь воинского коллектива — все самое святое для воинов оказалось под угрозой. Что следует предпринять? Неужели срыв плана учения неизбежен?

Но тогда по чьей вине? Эти мысли молниеносно проносились в сознании каждого. Злополучную ракету сняли и отправили на полевую техническую позицию, куда прибыл начальник Штаба реактивных частей генерал Никольский в сопровождении комбрига. И вот уже на вопрос генерала, можно ли восстановить боеготовность ракеты, чтобы не сорвать план проведения пусков, старший лейтенант В. Е. Гавриленко уверенно докладывает: «Так точно, можно. Потребуется для этого около 4 часов». Генерал с сомнением посмотрел на офицера, но полковник Тонких знал своих подчиненных. Он был уверен: способный, инициативный и добросовестный офицер не подведет. Об этом он спокойно сказал генералу, добавив, что офицерская молодежь в бригаде — специалисты самой высокой квалификации. Комбриг как бы ручался за каждого. Слова его, сказанные негромко, разнеслись по расчетам. Точно крылья выросли у людей от этой командирской оценки. Словно не было трехсуточной непрерывной боевой работы и предшествовавшего ей трудного марша, до предела измотавших личный состав. За дело все взялись дружно, работали собранно, целеустремленно. Через два часа неисправность была устранена. Подготовка ракеты к очередному пуску прошла без замечаний.

Под непосредственным руководством полковника Тонких офицерами бригады были разработаны штаты для вновь формировавшихся ракетных соединений, наставления по огневой подготовке, графики подготовки и проведения пусков ракет, использовавшиеся в практике боевой подготовки личного состава сформированных к этому времени ракетных соединений. Работа эта потребовала от командира не только больших организаторских способностей, но и незаурядного педагогического таланта, понимания основ методологии и методики обучения, умения внедрять эти основы в практику боевой учебы войск.

В 1956 году Ф. П. Тонких возглавил Ростовское высшее артиллерийское инженерное училище — один из первых военных вузов нашей страны, который полностью специализировался на подготовке инженеров-ракетчиков. Это был период, когда в создаваемые и развертываемые ракетные формирования в массовом количестве направлялись офицеры из других видов Вооруженных Сил. Все они нуждались в переподготовке. Для этой цели при училище были организованы высшие курсы усовершенствования и переподготовки офицерского состава. Начальник училища прекрасно понимал, что именно эта категория офицеров нуждается в особом внимании и заботе. Прибывавшим на курсы офицерам пришлось не просто менять специальность и выполнять новые функциональные обязанности. Им предстояло пересматривать жизненные цели, отказываться от взлелеянной в юности мечты: быть летчиком, моряком или танкистом. Для многих эта ломка воинской судьбы была сложным и мучительным процессом, пере­живалась болезненно.

Понимая ситуацию, Федор Петрович особенно бережно опекал слушателей курсов переподготовки. Об этом с теплотой и уважением вспоминает доктор военных наук, профессор, полковник   СВ.   Алыцевский,   молодым   лейтенантом   прибывший   на   курсы   по   окончании Каспийского высшего военно-морского училища: «Начальник училища сумел сразу же найти к нам правильный подход, заинтересовать познанием нового. Более того, ему удалось заронить в наши сердца чувства гордости за принадлежность к формируемому виду Вооруженных Сил. Он настойчиво воспитывал в каждом, из нас сознание большой личной ответственности перед народом и Родиной, глубокое понимание высокого предназначения офицера-ракетчика, проводил с нами интересные беседы, раскрывавшие новые, неведомые до этого особенности службы, ее условия, перспективы. Не обходил он в своих беседах и трудности этой службы, он настойчиво готовил нас к их преодолению. Главное, что Федору Петровичу безусловно удалось — это заинтересовать офицеров новым делом, вдохновить их на упорное изучение грозного оружия и сложной боевой техники, на постоянное стремление к повышению знаний в области инженерного дела и военного искусства, на творческое применение современных военно-научных методов в практической деятельности. Он был близок, понятен, открыт. Нам он представлялся олицетворением истинного начальника, которому хотелось подражать, черты которого мы стремились перенимать. Он умел не только выслушивать нас, но и считался с нашим мнением. Все, что было полезно и способствовало улучшению учебного процесса, принималось и внедрялось без проволочек».

В декабре 1959 года генерал-майор Ф. П. Тонких назначается заместителем главнокомандующего РВСН по боевой подготовке. Масштабы его деятельности требовали незаурядного интеллекта, широкого оперативно-стратегического кругозора, понимания особой важности той ответственной миссии, которая возлагалась на создаваемый вид Вооруженных Сил, призванный быть могучим щитом Отечества, решающим фактором предотвращения новой мировой войны. Всей предшествующей службой генерал Тонких был подготовлен к выполнению, казалось бы, новых для него функций. В этот период он проводит огромную работу по созданию/ становлению и совершенствованию системы боевой подготовки Ракетных войск. Заместитель главнокомандующего не только руководит разработкой учебных пособий, наставлений, курсов специальной подготовки. Он сам непосредственно участвует в их написании, внедрении методик обучения, в создании качественно новой учебно-материальной базы ракетных соединений и частей. Первые технические описания, первые проекты уставной документации, первые учения в масштабе вида Вооруженных Сил, первые идеи по организации стратегического взаимодействия РВСН с другими видами ВС и родами войск — генерал Тонких всюду успевал привнести не только талант организатора, но и добросовестность исполнителя. В 1962 году за образцовое выполнение задании правительства по испытанию новых образцов стратегического ракетно-ядерного оружия Ф. П. Тонких был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а в 1963 году ему было присвоено звание генерал-лейтенант.

Судьба военного руководителя редко складывается безоблачно, даже при самом добросовестном его отношении к службе. После трагической гибели М. И. Неделина приходили новые главнокомандующие — К. С. Москаленко, С. С. Бирюзов и, наконец, Н. И. Крылов. Неизбежные в столь непростой ситуации перестановки руководящих кадров коснулись и генерал-лейтенанта Тонких. В 1963 году он был назначен заместителем начальника Военной академии имени Ф. Э. Дзержинского, а с 1969 года по праву возглавил ее. Это назначение в прославленную кузницу офицерских кадров нашей страны оказалось в конечном счете для Ф. П. Тонких на редкость удачным. Именно в академии сложились наиболее благоприятные условия для того, чтобы воедино слились появившаяся в военные годы тяга к педагогике со зрелостью фронтовика и богатым опытом военного руководителя крупного масштаба. Глубоко и творчески вникая во все стороны педагогической, научной, воспитательной и хозяйственной жизни крупного вуза, он очень быстро нашел нужный стиль общения с личным составом. Случилось так, что Федору Пет­ровичу сразу все поверили, и чем больше времени проходило, тем вера эта больше укреплялась.

В деятельности Ф. П. Тонких на посту начальника одной из старейших академий страны характерной особенностью было особо внимательное отношение к участию начальников всех степеней в учебном процессе. В этом он сам был хорошим примером для подражания. Многим запомнились его лекции для профессорско-преподавательского состава по проблемам развития вооружения, способов боевого применения новых его образцов, принципиальным вопросам совершенствования учебного процесса. После каждой лекции начальник академии глубоко анализировал ее итоги, нередко при этом интересовался мнением тех, для кого лекция читалась. Он часто сам контролировал занятия подчиненных, после чего непременно выступал перед ними, .а порой и перед слушателями. В последнем случае никогда не забывал подчеркнуть важность и значение той дисциплины, по которой читалась лекция. Одно из таких выступлений записано.. Преподаватели истории военного искусства академии до сих пор опираются на изложенные в нем идеи при чтении вводных лекций слушателям.

Трудно во всей полноте по достоинству оценить колоссальный вклад генерал-полковника Тонких в развитие материальной основы учебного процесса академии. Как столичная, так и загородная учебно-материальная базы были предметом его постоянных, неустанных забот. Он настойчиво добивался их совершенствования, развития и в конечном итоге вывел на образцовый уровень.

Вспоминая об этом, С. М. Бармас — доктор военных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, первый начальник командного факультета, сам много сил и энергии вложивший в его становление, говорит: «решался вопрос о дальнейшем развитии учебной базы факультета. Прежняя устарела, да и размещалась неудобно — под самой крышей здания в неприспособленных помещениях. Был велик соблазн обновить оборудование, никого и ничего не перемещая. Тем более, что академия испытывала трудности с учебными площадями. Долго и тщательно продумывал Федор Петрович решение. И все же пошел по более трудному пути. Понимая исключительную важность быстрого становления факультета, выпускники которого уходили на ключевые должности в Ракетные войска, он объяснил все это выдвигавшим веские возражения руководителям ряда кафедр, переместил их подразделения в другой учебный корпус и добился выделения необходимых материальных средств и денежных ассигнований. За короткий срок был создан уникальный учебный комплекс, оснащенный современным оборудованием, который и

поныне является основным в учебно-материальной базе, обеспечивающей подготовку командных кадров».

В академии во всей полноте раскрылся многогранный талант Федора Петровича как командира, педагога, вдумчивого воспитателя и крупного ученого. Причем все эти качества в его деятельности были органично слиты, обеспечивая ему высокий, заслуженный авторитет у подчиненных. Он был строг и требователен, но заботлив и внимателен. Он сурово спрашивал за недостатки, но никогда не забывал посоветовать, как их устранить. Он не терпел лжи и лицемерия, не выносил ленивых и безразличных к делу, но зато полностью доверял искренним, добросовестным и трудолюбивым, тем, кто любил свое дело и всецело ему отдавался.

Доктор военных наук, профессор Тонких твердо и последовательно придерживался принципа необходимости постоянной творческой связи профессорско-преподавательского состава с войсками, полигонами, конструкторскими и промышленными организациями. Федор Петрович в этих вопросах являлся достойным примером. Его авторитет среди конструкторов был высок и непререкаем, но вовсе не потому только, что он не раз выступал перед ними в роли представителя заказчика, руководителя государственных комиссий, облеченного огромными полномочиями. Эрудиция опытнейшего ракетчика, доскональное знание конструктивных особенностей слож­нейших комплексов, четкое представление об их боевых возможностях, глубокие профессионально выверенные советы и рекомендации помогали создателям вооружения в короткие сроки доводить изделия до требуемого уровня технического совершенства. Заслуженные награды Родины — Государственная премия и Золотая Звезда Героя Социалистического Труда явились всенародной оценкой его достойного вклада в укрепление оборонного могущества нашего Отечества.

При всей многогранности своей деятельности Ф. П. Тонких оставался педагогом, выдающимся руководителем старейшего в России военного вуза. Его огромный авторитет, непосредственное участие в выполнении государственных программ развития вооружения, в проведении исследовательских учений в войсках позволяли преодолевать трудности подключения преподавателей к наиболее интересным мероприятиям в войсках и на полигонах. Начальник академии использовал малейшую возможность для направления начальников кафедр руководителями и членами комиссий по испытанию вооружений и техники, помогал им советами, рекомендациями по всесторонней организации работы. В итоге профессорско-преподавательский состав всегда располагал достоверной информацией о положении дел на переднем крае своих научных направлений, что безусловно положительно сказывалось на организации и качестве проведения учебного процесса в академии.

Федор Петрович любил академию, гордился ею, он буквально жил ее интересами, а когда это было необходимо, проявляя гражданское мужество, смело и убежденно отстаивал ее интересы. Примером тому может служить эпизод, связанный с развитием академии. По настоянию отдельных руководителей Министерства обороны академия стала перед проблемой сокращения ряда общенаучных и инженерных кафедр. Нависла реальная угроза свертывания фундаментальной подготовки слушателей, практической ликвидации их инженерного образования, резкого сокращения высококвалифицированного профессорско-преподавательского состава, а следовательно подрыва научного потенциала академии. Все попытки доказать пагубность этого подхода блокировались, и тогда генерал Тонких пошел на крайний и небезопасный для личного благополучия шаг. Он добивается приема у министра обороны, надеясь отстоять интересы академии. Вместе со своими заместителями тщательно готовит обоснование. Краткий, но искренний и убедительный доклад начальника академии нашел полную поддержку у Маршала Советского Союза Д. Ф. Устинова. Итогом явилась его резолюция на справке-докладе: «Оставить Военную академию имени Ф. Э. Дзержинского в существующей структуре, сохранить ее научно-педагогический потенциал». Этим были предопределены и судьба, и дальнейшее развитие академии.

Генерал-полковник Ф. П. Тонких еще несколько лет после этого важного рубежа в жизни академии возглавлял ее высокопрофессиональный коллектив. Ему было уже семьдесят лет, а его строевой выправкой мы любовались, когда Федор Петрович шел во главе прославленной трижды орденоносной академии, участвовавшей в параде на Красной площади. Грудь начальника академии украшала звезда Героя, многие ордена, знак лауреата, но среди этих наград почетное место всегда, начиная с 1942 года, занимал гвардейский знак. Генерал Тонких гордился этим почетным, завоеванным в жестоких боях званием. Он являлся настоящим гвардейцем в жизни, службе, науке.

Федор Петрович был яркой, одаренной и многогранной личностью. Многие плоды его трудов и сегодня призывают воинов-ракетчиков к новым свершениям, творческой работе, к служению своему народу, нашему Отечеству. Память о нем жива; В музее Военной академии имени Ф. Э. Дзержинского представлена широкая экспозиция, подробно освещающая жизненный путь и деятельность замечательного человека — Ф. П. Тонких. У стендов всегда есть люди: это и слушатели академии, и педагоги, и ветераны Ракетных войск.

  • 06
  • 09
  • 10
  • 11
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 15
  • 07
  • 08
  • 12
  • 14
  • 15
  • 01
  • avtoportret khudozhnika
  • chi daleko do afriki
  • kholodniy dush istorii
  • mariya bashkirtseva
  • petro yatsik
  • poet iz pekla
  • prigodi kozaka mikoli
  • privatna sprava
  • ukrainski metsenati
  • 25poetiv

Хто зараз на сайті

На сайті 127 гостей та відсутні користувачі

Відкритий лист